Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
  • +7 (903) 553-34-23
  • +7 (495) 790-77-37
Время работы:
с понедельника по воскресенье с 10-00 до 22-00

Расторжение договора социального найма жилого помещения.

опубликовано: 24-05-2016

О признании утратившими право пользовании жилым помещением, снятии с учета.

 

Из Определения Верховного Суда РФ от 22.03.2016 № 78-КГ16-2

 

Согласно части 3 статьи 83 Жилищного кодекса Российской Федерации в случае выезда нанимателя и членов его семьи в другое место жительства договор социального найма жилого помещения считается расторгнутым со дня выезда.

 

Временное отсутствие нанимателя жилого помещения по договору социального найма, кого-либо из проживающих совместно с ним членов его семьи или всех этих граждан не влечет за собой изменение их прав и обязанностей по договору социального найма (статья 71 Жилищного кодекса Российской Федерации).

 

Указанные положения закона подлежат применению с учетом разъяснений, содержащихся в пункте 32 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 г. № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации», согласно которым, разрешая споры о признании нанимателя, члена семьи нанимателя или бывшего члена семьи нанимателя жилого помещения утратившими право пользования жилым помещением по договору социального найма вследствие их постоянного отсутствия в жилом помещении по причине выезда из него, судам надлежит выяснять: по какой причине и как долго ответчик отсутствует в жилом помещении, носит ли его выезд из жилого помещения вынужденный характер (конфликтные отношения в семье, расторжение брака) или добровольный, временный (работа, обучение, лечение и т.п.) или постоянный (вывез свои вещи, переехал в другой населенный пункт, вступил в новый брак и проживает с новой семьей в другом жилом помещении и т.п.), не чинились ли ему препятствия в пользовании жилым помещением со стороны других лиц, проживающих в нем, приобрел ли ответчик право пользования другим жилым помещением в новом месте жительства, исполняет ли он обязанности по договору по оплате жилого помещения и коммунальных услуг и др.

 

При установлении судом обстоятельств, свидетельствующих о добровольном выезде ответчика из жилого помещения в другое место жительства и об отсутствии препятствий в пользовании жилым помещением, а также о его отказе в одностороннем порядке от прав и обязанностей по договору социального найма, иск о признании его утратившим право на жилое помещение подлежит удовлетворению на основании части 3 статьи 83 Жилищного кодекса Российской Федерации в связи с расторжением ответчиком в отношении себя договора социального найма.

 

Намерение гражданина отказаться от пользования жилым помещением по договору социального найма может подтверждаться различными доказательствами, в том числе и определенными действиями, в совокупности свидетельствующими о таком волеизъявлении гражданина как стороны в договоре найма жилого помещения.

 

Приведенные обстоятельства применительно к настоящему делу судами устанавливались, но не получили его надлежащей оценки при разрешении спора, что является следствием неправильного применения судами к отношениям сторон положений части 3 статьи 83 Жилищного кодекса Российской Федерации.

 

Так, судом установлено, что В.Х.Р. в 1984 г. выехал из спорного жилого помещения, 16 ноября 1984 г. заключил брак с В(В).Г.В. и стал постоянно проживать в принадлежащем ей жилом помещении по адресу: <...>.

 

Отказывая в удовлетворении иска В.И.С. о признании В.Х.Р. утратившим право пользования спорным жилым помещением, суд сослался на временный и вынужденный характер его выезда из спорной квартиры в связи со вступлением в брак и наличием конфликтных отношений с В.И.С. и В.А.Р.

 

Между тем каких-либо данных, свидетельствующих о вынужденности выезда В.Х.Р. из спорной квартиры, наличии конфликтных отношений на момент выезда, чинении препятствий в проживании в жилом помещении, лишении возможности пользоваться им, в материалах дела не имеется. Материалы дела также не содержат и сведений о попытках В.Х.Р. вселения в жилое помещение, несения им расходов по содержанию спорного жилого помещения с момента выезда.

 

Как установлено судом первой инстанции, обращение В.Х.Р. в правоохранительные органы с заявлением о чинении ему препятствий в пользовании жилым помещением имело место уже после обращения В.И.С. в суд с настоящим иском, впервые за 30 лет (т. 2, л.д. 23).

 

Вступление В.Х.Р. в брак и проживание с новой семьей в другом жилом помещении не свидетельствуют о временном характере его выезда, а, наоборот, указывает на то, что его выезд из спорного жилого помещения носил постоянный характер. Прекращение брака между В.Х.Р. и В.Г.В. в период рассмотрения настоящего дела правового значения для разрешения спора не имеет.

 

Ссылка суда в обоснование отказа в иске В.И.С. на заключенный в отношении спорной квартиры в 2013 г. договор социального найма является несостоятельной, поскольку при его оценке суд не учел, что договор был заключен на основании ордера на жилое помещение в письменной форме впервые, при этом включение ответчиков в договор в качестве членов семьи нанимателя было осуществлено формально на основании сведений об их регистрации по месту жительства.

 

Таким образом, в данном деле судом были установлены факты выезда ответчика В.Х.Р. из спорного жилого помещения в другое место жительства и непроживания в нем с 1984 г. при отсутствии препятствий в пользовании жилым помещением.

 

Приведенные обстоятельства свидетельствуют о том, что у суда не имелось оснований для вывода о временном отсутствии В.Х.Р. и применения к возникшим отношениям статьи 71 Жилищного кодекса Российской Федерации.

 

При принятии решения об отказе в удовлетворении иска о признании В.Х.Р. утратившим право пользования жилым помещением суд не учел, что В.Х.Р. добровольно более 30 лет назад выехал из спорной квартиры и, имея реальную возможность пользоваться жилым помещением, своим правом не воспользовался, прекратил выполнять обязательства по договору социального найма, сохранив лишь регистрацию в жилом помещении.

 

Между тем исходя из положений части 3 статьи 83 Жилищного кодекса Российской Федерации и разъяснений, данных в пункте 32 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 г. № 14 добровольный выезд ответчика В.Р.Х. из спорного жилого помещения в другое место жительства, как и другие названные выше обстоятельства, имеющие значение для дела, дают основание для вывода об отказе ответчика в одностороннем порядке от прав и обязанностей по договору социального найма данного жилого помещения, а значит, и о расторжении им в отношении себя указанного договора и об утрате права на жилое помещение.

 

В связи с этим выводы судов первой и апелляционной инстанций о временном и вынужденном отсутствии В.Р.Х. в спорном жилом помещении и сохранении за ним по этой причине права пользования жилым помещением Судебная коллегия признает неправомерными и свидетельствующими об ошибочном толковании статьи 71, части 3 статьи 83 Жилищного кодекса Российской Федерации.

 

С учетом изложенного Судебная коллегия находит, что допущенные судами первой и апелляционной инстанций нарушения норм материального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, в связи с чем судебные постановления в части отказа в удовлетворении иска В.И.С. к В.Х.Р. и удовлетворении встречного иска В.Х.Р. подлежат отмене.

 

Поскольку по делу установлены обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения спора, однако судами допущена ошибка в применении норм материального права, Судебная коллегия полагает возможным, не передавая дело в этой части на новое рассмотрение, принять по делу новое решение, которым исковые требования В.И.С. к В.Х.Р. о признании его утратившим право пользования спорным жилым помещением со снятием с регистрационного учета удовлетворить, в удовлетворении встречных исковых требований В.Х.Р. отказать.

 

Удовлетворяя исковые требования В.И.С. в части признания В.С.К. утратившим право пользования жилым помещением и отказывая в удовлетворении встречного иска В.С.К., суд первой инстанции установил, что В.С.К. не вселялся и не проживал в спорной квартире, в связи с чем пришел к выводу о том, что отсутствие В.С.К. в жилом помещении не носит временного характера и свидетельствует о его добровольном отказе от права пользования жилым помещением и исполнения договора социального найма.

 

Отменяя решение суда в указанной части и принимая новое решение об отказе в удовлетворений требований В.И.С. о признании В.С.К. утратившим право пользования жилым помещением со снятием с регистрационного учета и об удовлетворении встречного иска В.С.К., суд апелляционной инстанции исходил из того, что до достижения совершеннолетия В.С.К. приобрел право на спорную квартиру, которая была определена ему в качестве места жительства соглашением родителей. Суд указал, что В.С.К. в силу возраста был лишен возможности самостоятельно реализовать свое право на вселение в квартиру, а в период с 2012 г. по 2013 г. был призван на военную службу, что в совокупности свидетельствует об уважительной причине непроживания в квартире.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что приведенные выводы суда апелляционной инстанции основаны на неправильном толковании и применении норм материального права к отношениям сторон.

 

Обстоятельства, свидетельствующие об отказе В.С.К. в одностороннем порядке от прав и обязанностей по договору социального найма спорного жилого помещения, были установлены судом первой инстанции.

 

Так, судом первой инстанции было установлено, что В.С.К. не вселялся и не проживал в спорной квартире, проживает с момента рождения в квартире своих родителей по адресу: <...>.

 

Ответчик не исполняет обязанности по оплате жилого помещения и все это время, в том числе и после достижения совершеннолетия, не предпринимал попыток вселиться в него.

 

Суд апелляционной инстанции расценил регистрацию В.С.К. по месту нахождения спорной квартиры как соглашение родителей об определении места жительства несовершеннолетнего ребенка со ссылкой на пункт 2 статьи 20 Гражданского кодекса Российской Федерации, в соответствии с которым местом жительства несовершеннолетних, не достигших четырнадцати лет, в то время как на момент регистрации по месту жительства (18 октября 2005 г.) В.С.К. достиг возраста 15 лет.

 

Данных, свидетельствующих о чинении В.С.К. препятствий в проживании в спорном жилом помещении, лишении возможности пользоваться жилым помещением, в материалах дела не имеется.

 

Указанные обстоятельства получили соответствующую правовую оценку суда первой инстанции исходя из положений части 3 статьи 83 Жилищного кодекса Российской Федерации.

 

В связи с этим вывод суда апелляционной инстанции о вынужденном и временном отсутствии В.С.К. в спорном жилом помещении Судебная коллегия признает неправомерным.

 

Судебная коллегия полагает, что суд первой инстанции правильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, и дал толкование норм материального права, подлежащих применению к отношениям сторон, на основании чего пришел к правомерному выводу об утрате В.С.К. прав и обязанностей по договору социального найма на спорное жилое помещение.

 

При таких обстоятельствах оснований для отмены решения суда первой инстанции в части удовлетворения исковых требований В.И.С. о признании В.С.К. утратившим право пользования жилым помещением со снятием с регистрационного учета, отказа в удовлетворении встречных исковых требований В.С.К. у суда апелляционной инстанции не имелось.

 

Судебная коллегия приходит к выводу, что апелляционное определение в указанной части принято с существенными нарушениями норм материального права, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, что согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для отмены обжалуемого судебного постановления и оставления в указанной части в силе решения суда первой инстанции.

Новости
Приобретение имущества в период брака, но на средства, принадлежавшие одному из супругов лично, исключает такое имущество из режима общ...
Необходимые условия признания имущества, общим имуществом супругов в период брака. Из Определения Верховного Суда РФ от 13.02.2018 ...
Супружеская доля пережившего супруга на совместно нажитое имущество входит в наследственную массу лишь тогда, когда он заявит об отсутс...