Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
  • +7 (903) 553-34-23
  • +7 (495) 790-77-37
Время работы:
с понедельника по воскресенье с 10-00 до 22-00

Иск о компенсации морального вреда.

опубликовано: 12-03-2015

Компенсация морального вреда за гибель близких.

 

Из Определения Верховного Суда РФ от 15.04.2014 № 25-КГ13-5

 

Как установлено судом и следует из материалов дела, С.З.А. с 14 января 1994 г. являлась опекуном своей внучки Ч.Г.А. <...> года рождения.

 

2 мая 2007 г. примерно в 13 часов в д. <...> корпус <...> по ул. <...> произошла остановка лифта, в котором в это время находилась Ч.Г.А. Для освобождения Ч.Г.А. не установленное следствием лицо несанкционированно беспрепятственно проникло в машинное отделение лифта с целью оказания некомпетентной помощи и произвело ручное растормаживание тормозного устройства лебедки, что стало причиной движения кабины лифта вверх с нарастающей скоростью в тот момент, когда Ч.Г.А. пыталась из нее выйти, в результате чего она получила телесные повреждения, вследствие которых скончалась на месте.

 

Смерть внучки явилась причиной тяжелых нравственных страданий С.З.А., она находится в депрессивном состоянии, у нее ухудшилось здоровье, она посещает врачей - невролога и психиатра.

 

В соответствии с приговором Ленинского районного суда г. Астрахани от 9 июня 2010 г. Ю.Ю.Е. был осужден по п. «г» ч. 2 ст. 238 УК РФ (оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей, если эти деяния повлекли по неосторожности смерть человека) к трем годам лишения свободы условно с испытательным сроком четыре года. Данным приговором установлена вина учредителя и генерального директора «Лифтсервис» Ю.Ю.Е. в неустранении недостатков, указанных специалистом «Астраханский инженерно-консультационный центр» в акте периодического освидетельствования лифта, находящегося в доме по указанному адресу, от 19 марта 2007 г., в непринятии мер к приостановлению работы лифта, продолжении осуществления услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни и здоровья потребителей, эксплуатации лифта с техническими неисправностями, в частности неорганизации обеспечения запирающими устройствами дверей машинного помещения, что повлекло по неосторожности смерть Ч.Г.А.

 

В соответствии со ст. 150 ГК РФ жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, неприкосновенность жилища, личная и семейная тайна, свобода передвижения, свобода выбора места пребывания и жительства, имя гражданина, авторство, иные нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона, неотчуждаемы и непередаваемы иным способом. Нематериальные блага защищаются в соответствии с настоящим Кодексом и другими законами в случаях и в порядке, ими предусмотренных, а также в тех случаях и пределах, в каких использование способов защиты гражданских прав (статья 12) вытекает из существа нарушенного нематериального блага или личного неимущественного права и характера последствий этого нарушения.

 

Если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда (ст. 151 ГК РФ).

 

Вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред (ст. 1064 ГК РФ).

 

Согласно ст. 1101 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

 

Согласно ч. 4 ст. 61 ГПК РФ вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом.

 

Разрешая спор и удовлетворяя иск С.З.А., суд первой инстанции, руководствуясь приведенными выше нормами ГК РФ и ГПК РФ, исходил из установленной приговором Ленинского районного суда г. Астрахани от 9 июня 2010 г. вины руководителя «Лифтсервис» - генерального директора Ю.Ю.Е., не обеспечившего безопасной эксплуатации лифта путем надлежащего обслуживания, в частности не обеспечившего запирающими устройствами двери машинного помещения, что позволило проникнуть в него неустановленному лицу, произведшему ряд действий, которые привели к гибели Ч.Г.А. При этом суд первой инстанции учел степень и характер физических и нравственных страданий, перенесенных С.З.А. в связи со смертью внучки, в том числе ухудшение ее здоровья, посещение ею врачей - невролога и психиатра.

 

Судебная коллегия полагает, что суд первой инстанции правильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, и истолковал нормы материального права, подлежащие применению к спорным отношениям, на основании чего пришел к правомерному выводу о взыскании с «Лифтсервис» в пользу С.З.А. компенсации морального вреда в размере <...> руб.

 

Отменяя решение суда первой инстанции и принимая по делу новое решение об отказе в удовлетворении иска С.З.А., суд апелляционной инстанции указал на то, что С.З.А. обратилась в суд с иском к «Лифтсервис» как к владельцу источника повышенной опасности на основании ст. 1079 ГК РФ. Между тем владельцем источника повышенной опасности (лифта, расположенного в многоквартирном доме по адресу: г. <...>) «Лифтсервис» не являлось, соответственно, не могло нести ответственность за причинение вреда на основании положений ст. 1079 ГК РФ. Что же касается общих правил возмещения вреда, предусмотренных ст. 1064 ГК РФ, то, по мнению апелляционной инстанции, таких оснований также не имеется, поскольку доказательств причинения вреда ненадлежащим исполнением подрядчиком («Лифтсервис») условий договора взаимодействия по техническому обслуживанию и капитальному ремонту лифтов от 1 января 2007 г., заключенного между «Лифтсервис» и обслуживающей жилой фонд организацией «Заболдинский», представлено не было.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что выводы суда апелляционной инстанции основаны на неправильном применении норм материального права к заявленным исковым требованиям о компенсации морального вреда, а также существенно нарушают нормы процессуального права.

 

В соответствии с абзацем вторым ч. 1 ст. 327 ГПК РФ суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учетом особенностей, предусмотренных главой 39 ГПК РФ.

 

В силу ч. 1, 3 ст. 196 ГПК РФ при принятии решения суд определяет, каковы правоотношения сторон, какой закон должен быть применен по данному делу. Суд принимает решение по заявленным истцом требованиям.

 

Из материалов дела усматривается, что избранная 1 января 2007 г. жильцами д. <...> корпус <...>, по ул. <...> управляющая жилым фондом организация «Заболдинский» заключила со специализированной организацией «Лифтсервис» договор взаимодействия по техническому обслуживанию и капитальному ремонту лифтов (л.д. 74 - 78), в соответствии с условиями которого «Лифтсервис» должно было обеспечивать безопасную эксплуатацию лифта.

 

В соответствии с Письмом Федерального агентства по строительству и жилищно-коммунальному хозяйству от 14 февраля 2007 г. № ОС-501/03 деятельность по монтажу, техническому диагностированию, обслуживанию, ремонту лифтов и систем диспетчерского контроля за работой лифтов относится к видам деятельности в области промышленной безопасности и должна осуществляться только специализированными организациями, располагающими техническими средствами и квалифицированными специалистами.

 

Положением «О системе планово-предупредительных ремонтов лифтов», утвержденным Приказом Министерства Российской Федерации по земельной политике, строительству и жилищно-коммунальному хозяйству от 17 августа 1998 г. № 53, предусмотрено, что организация - владелец лифта должна обеспечить его содержание в исправном состоянии и безопасную эксплуатацию путем организации надлежащего обслуживания. Для технического обслуживания и ремонта лифтов, установленных в жилом фонде, организации - владельцы лифтов привлекают специализированные по лифтам организации.

 

Приговором Ленинского районного суда г. Астрахани от 9 июня 2010 г. было установлено, что в связи с отсутствием в штате управляющей жилым фондом организации «Заболдинский» специалистов, прошедших подготовку в условиях работы с опасными производственными объектами, и в связи с отсутствием у данной организации лицензии на эксплуатацию опасного производственного объекта «Заболдинский» для технического обслуживания и ремонта лифтов, в том числе лифта, находящегося в д. <...>, корпус <...>, по ул. <...>, заключило со специализированной по лифтам организацией «Лифтсервис» договор, в силу которого «Лифтсервис» обеспечивает безопасную эксплуатацию лифта, находящегося в указанном доме, путем организации надлежащего обслуживания и ремонта, что согласовывается с Правилами устройства и безопасной эксплуатации лифтов, утвержденными Постановлением Гостехнадзора России от 16 мая 2003 г. № 31, действовавшими на момент вынесения приговора суда. «Лифтсервис» включено в реестр организаций, эксплуатирующих опасные производственные объекты, и именно эта организация должна заниматься установкой запорных устройств на двери машинного помещения, препятствующих проникновению в машинное помещение посторонних лиц.

 

«Лифтсервис», как установлено приговором суда, нарушило принятые на себя обязательства по обеспечению безопасной эксплуатации лифтов, в связи с чем генеральный директор названной организации Ю.Ю.Е. признан виновным и осужден по п. «г» ч. 2 ст. 238 УК РФ за оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей, повлекших по неосторожности смерть человека.

 

Согласно ст. 1095 ГК РФ вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу гражданина либо имуществу юридического лица вследствие конструктивных, рецептурных или иных недостатков товара, работы или услуги, а также вследствие недостоверной или недостаточной информации о товаре (работе, услуге), подлежит возмещению продавцом или изготовителем товара, лицом, выполнившим работу или оказавшим услугу (исполнителем), независимо от их вины и от того, состоял потерпевший с ними в договорных отношениях или нет.

 

Как следует из содержания искового заявления С.З.А., именно на ненадлежащее оказание «Лифтсервис» услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей, она указывала в качестве обоснования предъявленного иска о компенсации морального вреда, подлежащего взысканию с указанной организации. Требований о компенсации морального вреда к «Лифтсервис» как владельцу источника повышенной опасности истцом заявлено не было (л.д. 3 - 4).

 

Таким образом, исходя из заявленных С.З.А. исковых требований и их обоснования, суду апелляционной инстанции в соответствии с ч. 1, 3 ст. 196 ГПК РФ следовало определить, каковы правоотношения сторон и какой закон должен быть применен по данному делу.

 

Судебная коллегия полагает, что исходя из установленных судом первой инстанции обстоятельств дела в данном случае имелись условия для возмещения вреда как по общим основаниям (ст. 1064 ГК РФ), так и по специальным основаниям (ст. 1095 ГК РФ).

 

Однако суд апелляционной инстанции в нарушение приведенного выше требования процессуального закона (ч. 1, 3 ст. 196 ГПК РФ) необоснованно указал на то, что С.З.А. обратилась в суд с иском о компенсации морального вреда к «Лифтсервис» именно как к владельцу источника повышенной опасности, в связи с чем неправомерно определил и рассмотрел возникшие между сторонами отношения как отношения, связанные с ответственностью за вред, причиненный источником повышенной опасности, что привело к неправильному применению положений ст. 1079 ГК РФ к спорным отношениям и неприменению ст. 1095 ГК РФ.

 

Ссылку суда апелляционной инстанции о том, что отсутствуют основания для возмещения вреда С.З.А. по ст. 1064 ГК РФ, поскольку доказательств причинения вреда ненадлежащим исполнением подрядчиком («Лифтсервис») условий договора взаимодействия по техническому обслуживанию и капитальному ремонту лифтов от 1 января 2007 г., заключенного между «Лифтсервис» и обслуживающей жилой фонд организацией «Заболдинский», представлено не было, Судебная коллегия признает несостоятельной, как не подтвержденную материалами дела.

 

В соответствии с п. 1 ст. 1068 ГК РФ юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей.

 

Суд первой инстанции, учитывая, что приговором Ленинского районного суда г. Астрахани от 9 июня 2010 г. установлена вина руководителя «Лифтсервис» - генерального директора Ю.Ю.Е. в оказании услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей, которые повлекли по неосторожности смерть Ч.Г.А. (внучки С.З.А.), с учетом положений ч. 4 ст. 61 ГПК РФ и ст. 1064 ГК РФ правомерно взыскал с «Лифтсервис» компенсацию морального вреда в пользу С.З.А.

 

На основании изложенного Судебная коллегия считает, что вынесенное судом апелляционной инстанции определение нельзя признать законным. Оно принято с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов С.З.А., что согласно ст. 387 ГПК РФ является основанием для отмены обжалуемого судебного постановления и оставления в силе решения суда первой инстанции.

Новости
Приобретение имущества в период брака, но на средства, принадлежавшие одному из супругов лично, исключает такое имущество из режима общ...
Необходимые условия признания имущества, общим имуществом супругов в период брака. Из Определения Верховного Суда РФ от 13.02.2018 ...
Супружеская доля пережившего супруга на совместно нажитое имущество входит в наследственную массу лишь тогда, когда он заявит об отсутс...