• +7 (903) 553-34-23
  • +7 (495) 790-77-37

Признание добросовестным супругом

опубликовано: 03-07-2019

Супруг, считающий себя добросовестным, имеет право обратиться в суд с самостоятельными требованиями о признании права на получение содержания, разделе имущества, приобретенного совместно до признания брака недействительным

 

Из Определения Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 15.01.2019 № 23-КГ18-5

 

Согласно пункту 1 статьи 30 Семейного кодекса Российской Федерации брак, признанный судом недействительным, не порождает прав и обязанностей супругов, предусмотренных указанным кодексом, за исключением случаев, установленных пунктами 4 и 5 данной статьи.

 

Пунктом 4 статьи 30 Семейного кодекса Российской Федерации установлено, что при вынесении решения о признании брака недействительным суд вправе признать за супругом, права которого нарушены заключением такого брака (добросовестным супругом), право на получение от другого супруга содержания в соответствии со статьями 90 и 91 Кодекса, а в отношении раздела имущества, приобретенного совместно до момента признания брака недействительным, вправе применить положения, установленные статьями 34, 38 и 39 Кодекса, а также признать действительным брачный договор полностью или частично.

 

В соответствии со статьей 1150 Гражданского кодекса Российской Федерации принадлежащее пережившему супругу наследодателя в силу завещания или закона право наследования не умаляет его права на часть имущества, нажитого во время брака с наследодателем и являющегося их совместной собственностью. Доля умершего супруга в этом имуществе, определяемая в соответствии со статьей 256 Кодекса, входит в состав наследства и переходит к наследникам в соответствии с правилами, установленными настоящим кодексом.

 

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 33 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 г. № 9 «О судебной практике по делам о наследовании», в состав наследства, открывшегося со смертью наследодателя, состоявшего в браке, включается его имущество, а также его доля в имуществе супругов, нажитом ими во время брака, независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства, если брачным договором не установлено иное. При этом переживший супруг вправе подать заявление об отсутствии его доли в имуществе, приобретенном во время брака. В этом случае все это имущество входит в состав наследства.

 

Толкование положений пункта 4 статьи 30 Семейного кодекса Российской Федерации указывает на то, что установление, является ли супруг (супруга) добросовестным, нуждается ли в предоставлении содержания, подлежит ли совместно нажитое имущество разделу при признании брака недействительным, является правом, а не обязанностью суда исходя из заявляемых сторонами требований. В случае не разрешения данных требований судом, это не лишает права супруга, считающего себя добросовестным, обратиться в суд с самостоятельными требованиями о признании права на получение содержания, разделе имущества, приобретенного совместно до признания брака недействительным. Указания на рассмотрение спора о разделе имущества исключительно одновременно с требованием о признании брака недействительным вышеназванная норма не содержит.

 

Как видно из решения от 12 июля 2016 г., вынесенного Черемушкинским районным судом г. Москвы, требование о признании добросовестным супругом и разделе общего имущества истцом не заявлялось, вывода об этом судебный акт не содержит.

 

Удовлетворяя в настоящем деле требования А.З.С., суд первой инстанции указал на то, что сведений о том, что А.З.С. знала или могла знать о нахождении Т.А.Л. в браке с другой женщиной (Д.М.З.), не имеется. Так, из представленных в материалы дела документов следует, что Ш.Л.-А.Л. (с переменой имени и фамилии – Т.А.Л.) и А.З.С. подавали совместное заявление о регистрации брака, которая произведена записью № 381 от 7 августа 2006 г. При этом в рукописном экземпляре с подписями обоих брачующихся, имеются сведения о предоставлении Ш.Л.-А.Л. (Т.А.Л.) свидетельства о расторжении брака с Д.(Ш.) М.З., выданного отделом ЗАГС Ауэзовского УЮ г. Алматы с актовой записью № 481 от 6 июня 2006 г., с учетом решения главы администрации с. Ачхой-Мартан от 7 августа 2006 г. № 57 о сокращении брачного возраста А.З.С., не достигшей к моменту регистрации брака возраста 18 лет.

 

Судом первой инстанции был принят во внимание довод истца об отсутствии у нее сведений о наличии у Т.А.Л. другого зарегистрированного брака, в том числе с Д.М.З., поскольку копия актовой записи о повторном браке Т.А.Л. и Д.М.З., состоявшемся 7 июня 2006 г., была предоставлена последней только в 2016 году после смерти Т.А.Л. при открытии наследственного дела.

 

Данные обстоятельства не являлись предметом судебной проверки суда апелляционной инстанции при отмене решения суда первой инстанции.

 

На основании изложенного, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм материального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, в связи с чем апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Чеченской Республики от 22 февраля 2018 г. подлежит отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Новости
Требования о восстановлении срока принятия наследства и признании наследника принявшим наследство Из Определения Судебной коллегии ...
Установления факта принятия наследства по делу о взыскании с наследников долгов наследодателя по кредитным договорам Из Определения...
Основания для отступления от начала равенства долей супругов при разделе совместно нажитого имущества Из Определения Судебной колле...