• +7 (903) 553-34-23
  • +7 (495) 790-77-37

Признание права общей совместной собственности

опубликовано: 25-11-2019

Нотариально удостоверенное согласие супруга при заключении договора займа

 

Из Определения Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 26.03.2019 № 5-КГ18-330

 

В силу статьи 34 Семейного кодекса Российской Федерации имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью.

 

Владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов осуществляются по обоюдному согласию супругов (пункт 1 статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации).

 

В соответствии с пунктом 3 статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации (в редакции, действующей на момент спорных правоотношений) для совершения одним из супругов сделки по распоряжению недвижимостью и сделки, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации в установленном законом порядке, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга.

 

Супруг, чье нотариально удостоверенное согласие на совершение указанной сделки не было получено, вправе требовать признания сделки недействительной в судебном порядке в течение года со дня, когда он узнал или должен был узнать о совершении данной сделки (абзац 2 данного пункта).

 

При рассмотрении дела К.О.В. в обоснование своих требований ссылалась на то, что об оспариваемых договорах залога недвижимого имущества она не знала, нотариально удостоверенного согласия на совершение сделок в соответствии с пунктом 3 статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации супругу не давала.

 

Между тем, судом установлено, что 17 ноября 2009 года между компанией «Л.Т.Л.» и К.А.В. был заключен договор займа денежных средств на сумму 3 950 000 долларов США.

 

Из имеющегося в материалах дела нотариально удостоверенного согласия от 17 ноября 2009 года следует, что К.О.В. дала своему супругу К.А.В. согласие на заключение им договора займа денежных средств в размере 3 950 000 долларов США с компанией «Л.Т.Л.» на условиях по его усмотрению.

 

Данное обстоятельство подтверждено материалами дела и сторонами не оспаривается.

 

Согласно договору залога (ипотеки) от 1 июля 2013 года, заключенному между компанией «Л.Т.Л.» и К.А.В., в обеспечение исполнения обязательств по договору займа денежных средств от 17 ноября 2009 года К.А.В. (залогодатель) предоставил компании «Л.Т.Л.» (залогодержателю) в залог право аренды земельного участка и жилой дом, расположенные по адресу: <...>. Договор зарегистрирован в установленном законом порядке 25 июля 2013 года.

 

Таким образом, истец достоверно знала или должна была знать, что основным из условий, по которому ее супругу К.А.В. выдана значительная сумма денежных средств, является залог имущества, нажитого супругами в период брака. Предоставляя К.А.В. нотариальное согласие от 17 ноября 2009 года на заключение с ответчиком компанией «Л.Т.Л.» договора займа денежных средств на любых условиях по его усмотрению, истец предоставила ему право на наложение обеспечительных мер в виде залога на имущество, которое было заложено при заключении договора. Никаких мер к расторжению указанного договора в течение длительного времени истец не предпринимала.

 

Исходя из длительности возникших правоотношений, предоставления К.А.В. денежных средств по договору займа, у ответчика - компании «Л.Т.Л.» имелись все основания полагать, что все стороны названного соглашения признают договор займа и все последующие договоры действительными сделками.

 

При указанных обстоятельствах вывод суда апелляционной инстанции о том, что К.О.В. не давала К.А.В. согласия на заключение с компанией «Л.Т.Л.» договора займа с условием залога имущества и не знала о том, что это имущество обременено ипотекой, нельзя признать соответствующим материалам дела и сделанным в результате надлежащего выяснения обстоятельств по делу.

 

Судом апелляционной инстанции не учтено, что нотариально удостоверенное согласие супруга при заключении договора займа требуется только в том случае, когда выдача займа обусловлена мерами по обеспечению возврата суммы займа, причем эти меры связаны с заключением сделок, подлежащих государственной регистрации, в частности - ипотекой. Не проверено судом апелляционной инстанции и того, какие материалы были представлены участниками оспариваемой истцом сделки при совершении ее государственной регистрации и учитывалось ли при этом нотариально удостоверенное истцом К.О.В. 17 ноября 2009 г. согласие на заключение К.А.В. договора займа на условиях по его усмотрению с компанией «Л.Т.Л.».

 

Из материалов дела также видно, что представителем ответчика заявлялось о пропуске истцом К.О.В. срока исковой давности по заявленным требованиям, что судом апелляционной инстанции оставлено без внимания и правовой оценки.

 

В соответствии со статьей 195 Гражданского кодекса Российской Федерации исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено.

 

На основании пункта 2 статьи 199 Гражданского кодекса Российской Федерации исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

 

В пункте 10 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 сентября 2015 года № 43 (в ред. от 7 февраля 2017 г.) «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» разъяснено, что в соответствии с пунктом 2 статьи 199 Гражданского кодекса Российской Федерации исковая давность применяется только по заявлению стороны в споре, которая в силу положений статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации несет бремя доказывания обстоятельств, свидетельствующих об истечении срока исковой давности.

 

Обращаясь в суд с настоящим иском, К.О.В. ссылалась на то, что о факте заключения договоров залога узнала в октябре - ноябре 2016 года.

 

Заявляя о применении последствий пропуска срока исковой давности, представитель ответчика компании «Л.Т.Л.» указал на то, что истец знала об оспариваемой сделке еще в 2013 году, после его регистрации в управлении Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Москве и Московской области.

 

В соответствии с частью 1 статьи 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации решение должно быть законным и обоснованным.

 

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении», решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 - 61, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов (пункт 3 постановления Пленума).

 

При принятии решения суд оценивает доказательства, определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, установлены и какие обстоятельства не установлены, каковы правоотношения сторон, какой закон должен быть применен по данному делу и подлежит ли иск удовлетворению (статья 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

 

В соответствии с частью 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учетом особенностей, предусмотренных настоящей главой.

 

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции», по смыслу статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию в пределах доводов апелляционных жалобы, представления и в рамках тех требований, которые уже были предметом рассмотрения в суде первой инстанции.

 

Таким образом, апелляционное определение также должно соответствовать общим требованиям, предъявляемым к решению суда статьей 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, то есть должно быть законным и обоснованным.

 

Однако при вынесении определения судом апелляционной инстанции указанные выше требования закона соблюдены не были.

 

Доводам представителя ответчика о том, что истцу о заключении договора залога стало известно после его регистрации в управлении Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Москве и Московской области, то есть 25 июля 2013 года, судом апелляционной инстанции надлежащая оценка не дана, тогда как от установления момента начала течения срока исковой давности зависело применение к спорным правоотношениям положений абзаца 2 пункта 3 статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации.

 

Таким образом, судебный акт апелляционной инстанции принят без учета положений статей 327, 327.1, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм материального и процессуального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов участвующих в деле лиц, в связи с чем апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 4 мая 2018 года в части отмены решения суда первой инстанции и вынесении в указанной части нового решения о признании недействительным договора залога от 1 июля 2013 года, заключенного между К.А.В. и компанией «Л.Т.Л.», подлежит отмене.

 

При этом дело подлежит направлению на новое апелляционное рассмотрение в судебную коллегию по гражданским делам Московского городского суда. При новом рассмотрении дела суду апелляционной инстанции следует учесть изложенное и разрешить спор в соответствии с установленными по делу обстоятельствами и требованиями закона.

Новости
Условия получения и возврата денежных средств по договору займа Из Определения Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Су...
Трехлетний срок исковой давности при разделе имущества супругов, брак которых расторгнут, исчисляется со дня, когда супруг узнал или до...
Для признания долга супругов общим, обязательство должно возникнуть по инициативе обоих супругов в интересах семьи, либо являться обяза...