Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
  • +7 (903) 553-34-23
  • +7 (495) 790-77-37
Время работы:
с понедельника по воскресенье с 10-00 до 22-00

О признании завещания недействительным.

опубликовано: 23-03-2018

Юридически значимым обстоятельством по делу является в том числе установление соответствия требованиям закона порядка составления оспариваемого нотариального завещания.

 

Из Определения Верховного Суда РФ от 06.02.2018 № 78-КГ17-88

 

В соответствии с пунктами 1 и 3 статьи 1118 Гражданского кодекса Российской Федерации распорядиться имуществом на случай смерти можно только путем совершения завещания. Завещание должно быть совершено лично.

 

Согласно пункту 1 статьи 1125 Гражданского кодекса Российской Федерации нотариально удостоверенное завещание должно быть написано завещателем или записано с его слов нотариусом.

 

Завещание, записанное нотариусом со слов завещателя, до его подписания должно быть полностью прочитано завещателем в присутствии нотариуса. Если завещатель не в состоянии лично прочитать завещание, его текст оглашается для него нотариусом, о чем на завещании делается соответствующая надпись с указанием причин, по которым завещатель не смог лично прочитать завещание (п. 2 ст. 1125 ГК РФ).

 

В соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 1131 Гражданского кодекса Российской Федерации при нарушении положений данного Кодекса, влекущих за собой недействительность завещания, в зависимости от основания недействительности, завещание является недействительным в силу признания его таковым судом (оспоримое завещание) или независимо от такого признания (ничтожное завещание). Завещание может быть признано судом недействительным по иску лица, права или законные интересы которого нарушены этим завещанием.

 

Не могут служить основанием недействительности завещания описки и другие незначительные нарушения порядка его составления, подписания или удостоверения, если судом установлено, что они не влияют на понимание волеизъявления завещателя (п. 3 ст. 1131 ГК РФ).

 

Как разъяснено в пункте 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 г. № 9 «О судебной практике по делам о наследовании», сделки, направленные на установление, изменение или прекращение прав и обязанностей при наследовании (в частности, завещание, отказ от наследства, отказ от завещательного отказа), могут быть признаны судом недействительными в соответствии с общими положениями о недействительности сделок (§ 2 главы 9 Гражданского кодекса Российской Федерации) и специальными правилами раздела V Гражданского кодекса Российской Федерации.

 

По смыслу вышеуказанных норм и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации, совершение завещания от имени наследодателя иным лицом является основанием для признания завещания недействительным, поскольку соответствующее волеизъявление наследодателя по распоряжению имуществом на случай смерти отсутствует.

 

Обращаясь в суд с настоящими требованиями, С.Д.О. полагал, что подпись на завещании от 13 сентября 2012 г. выполнена не наследодателем в силу отсутствия у него возможности видеть, а иным лицом. Кроме того, по причине отсутствия зрения завещатель не мог прочитать завещание, тогда как из его содержания усматривается обратное.

 

Согласно пояснениям нотариуса А.А.В., данным в суде первой инстанции 6 сентября 2016 г., при составлении и удостоверении завещания наследодатель К.П.П. прочитал завещание и подписал его собственноручно. К.П.П. был физически слаб, при подписании завещания пользовался увеличительным стеклом (т. 1, л.д. 122 - 124).

 

По ходатайству представителя нотариуса А.А.В. определением Октябрьского районного суда г. Санкт-Петербурга от 30 марта 2016 г. была назначена судебная почерковедческая экспертиза с целью установления подлинности подписи К.П.А. на завещании, проведение экспертизы поручено экспертам ООО «Е.Ц.С.Э.». Для проведения почерковедческой экспертизы экспертному учреждению были представлены материалы данного гражданского дела № 2-1431/2016, подлинник завещания от 13 сентября 2012 г. <...>, наследственное дело № 49/2012 после умершей К.Т.А., реестр № П01-01 (л.д. 51 - 52).

 

Из заключения судебной почерковедческой экспертизы от 7 июля 2016 г. рукописный текст «К… П… П…» в завещании, датированном 13 сентября 2012 г., удостоверенном нотариусом нотариального округа Санкт-Петербурга А.А.С., зарегистрированном в реестре под № 8П-3147, выполнен, вероятно, К… П… П…, а подпись от имени К… П… П… выполнена самим К.П.П. (т. 1, л.д. 90 - 104). При этом экспертом указано, что прийти к категоричному выводу в данном случае не представилось возможным по причинам, изложенным в исследовательской части настоящего заключения (т. 1, л.д. 98).

 

Определением Октябрьского районного суда г. Санкт-Петербурга от 29 ноября 2016 г. по ходатайству представителя истца была назначена амбулаторная посмертная судебная медицинская экспертиза для наиболее полного и всестороннего исследования обстоятельств дела, по результатам которой К.П.П. по состоянию функций его зрения при достаточном освещении в очках или без очков либо с применением иного оптического прибора не мог, по мнению экспертов, прочитать текст завещания от 13 сентября 2012 г., поскольку со стороны органа зрения имелись заболевания обоих глаз, ведущие к необратимым нарушениям функций зрения (т. 1, л.д. 167 - 169, 187 - 190).

 

В соответствии с частью 1 статьи 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу.

 

В соответствии с частью 3 статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

 

Не приняв в качестве доказательства заключение специалиста Санкт-Петербургской региональной общественной организации ветеранов экспертной службы от 6 октября 2016 г. С.И.Н., в котором указано о необоснованности выводов эксперта ООО « Е.Ц.С.Э.» от 7 июля 2016 г., и отказав в удовлетворении ходатайства представителя истца о назначении повторной судебной почерковедческой экспертизы по вопросу установления подлинности подписи наследодателя К.П.П. на завещании от 13 сентября 2012 г. <...>, суд первой инстанции сослался на ясность выводов экспертного заключения от 7 июля 2016 г. об отсутствии признаков подделки подписи наследодателя К.П.П. на оспариваемом завещании (л.д. 165). Одновременно суд указал на то, что заключение судебно-медицинской экспертизы о невозможности прочтения текста завещания от 13 сентября 2012 г. К.П.П. ввиду состояния функций его зрения не принимается во внимание, поскольку при проведении экспертизы не было учтено состояние зрения наследодателя на момент составления завещания.

 

Между тем в заключении названной выше судебно-медицинской экспертизы определенно указано на то обстоятельство, что нарушение функций зрения наследодателя носило необратимый характер. При указанных обстоятельствах ссылки суда на то, что данное заключение может быть отвергнуто по тем основаниям, что при проведении экспертизы не было учтено состояние зрения К.П.П. на момент составления завещания, являются необоснованными. Вопрос о том, мог ли наследодатель самостоятельно прочитать текст завещания судом не исследовался. При этом, при наличии выводов судебно-медицинской экспертизы о необратимом пороке зрения наследодателя, лишавшем его возможности прочитать завещание, суд сослался на фактические обстоятельства дела, оценив, в частности, пояснения нотариуса А.А.В. и эксперта Д.Н.Р., данные ими в ходе судебного заседания, свидетельские показания, и на непредставление стороной истца бесспорных доказательств, подтверждающих отсутствие волеизъявления К.П.П. на составление оспариваемого завещания и на его подписание в пользу А.К.А.

 

Таким образом, при рассмотрении настоящего спора суды не учли, что юридически значимыми обстоятельствами по делу являются в том числе установление соответствия требованиям закона порядок составления оспариваемого нотариального завещания (п. 2 ст. 1125 ГК РФ) и основания, влекущие его недействительность в соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 1131 Гражданского кодекса Российской Федерации.

 

В силу статьи 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации решение суда должно быть законным и обоснованным.

 

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении», решение может считаться законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права. Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 - 61, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

 

Вывод суда о том, что не установлено оснований недействительности завещания, сделан без исследования и установления всех фактических обстоятельств дела. С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что данные судебные постановления указанным выше требованиям закона не отвечают.

 

Поскольку допущенные судами первой и апелляционной инстанций нарушения норм материального и процессуального права являются существенными и непреодолимыми, ввиду изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что решение Октябрьского районного суда г. Санкт-Петербурга от 15 февраля 2017 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 13 июня 2017 г. подлежат отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

При новом рассмотрении дела суду следует разрешить спор в соответствии с требованиями норм материального и процессуального права и установленными обстоятельствами.

Новости
Приобретение имущества в период брака, но на средства, принадлежавшие одному из супругов лично, исключает такое имущество из режима общ...
Необходимые условия признания имущества, общим имуществом супругов в период брака. Из Определения Верховного Суда РФ от 13.02.2018 ...
Супружеская доля пережившего супруга на совместно нажитое имущество входит в наследственную массу лишь тогда, когда он заявит об отсутс...