• +7 (903) 553-34-23
  • +7 (495) 790-77-37

Размер удержания из пенсии должника

опубликовано: 27-04-2017

Судебный пристав-исполнитель вправе устанавливать такой размер удержания, который бы учитывал материальное положение должника

 

Из Кассационного определения Верховного Суда РФ от 12.01.2017 № 45-КГ16-27

 

При рассмотрении административного дела об оспаривании решения, действия (бездействия) органа, организации, лица, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, суд проверяет законность решения, действия (бездействия) в части, которая оспаривается, и в отношении лица, которое является административным истцом. При проверке законности этих решения, действия (бездействия) суд не связан основаниями и доводами, содержащимися в административном исковом заявлении о признании незаконными решения, действия (бездействия) органа, организации, лица, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, и выясняет обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, в полном объеме (часть 8 статьи 226 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации).

 

Порядок рассмотрения заявления, ходатайства лиц, участвующих в исполнительном производстве, которые могут быть поданы на любой стадии исполнительного производства, определяется статьей 64.1 Закона об исполнительном производстве.

 

Должностное лицо службы судебных приставов по результатам рассмотрения заявления, ходатайства выносит постановление об удовлетворении полностью или частично либо об отказе в удовлетворении заявления, ходатайства, копия которого не позднее дня, следующего за днем его вынесения, направляется заявителю, должнику, взыскателю, а также в суд, другой орган или должностному лицу, выдавшим исполнительный документ (части 5 и 7 указанной статьи).

 

Как усматривается из материалов дела, судебный пристав-исполнитель приведенные законоположения не исполнил, на ходатайство С.В.Л. и С.Л.А. об установлении минимального процента удержаний в размере 20 процентов из пенсий ответил письмом, поставленные ими вопросы не рассмотрел.

 

В нарушение предписаний части 1 статьи 64 Закона об исполнительном производстве, содержащей открытый перечень исполнительных действий, направленных на создание условий для применения мер принудительного исполнения, а равно на понуждение должника к полному, правильному и своевременному исполнению требований, содержащихся в исполнительном документе, судебный пристав-исполнитель не запросил необходимые сведения, информацию, справки для установления обстоятельств, на которые ссылались в ходатайстве административные истцы, ограничился лишь ссылкой на то обстоятельство, что законодательство об исполнительном производстве не предусматривает при обращении взыскания на заработную плату или иной ежемесячный доход должника учитывать такой критерий, как прожиточный минимум.

 

Действительно, федеральный законодатель, предусматривая в статье 99 Закона об исполнительном производстве возможность удержания из заработной платы и иных доходов должника и порядок исчисления размера такого удержания, в части 2 установил, что при исполнении исполнительного документа (нескольких исполнительных документов) с должника-гражданина может быть удержано не более пятидесяти процентов заработной платы и иных доходов.

 

Исходя из буквального прочтения приведенной нормы, она не содержит запрета на установление размера удержания в максимальном пределе.

 

Вместе с тем при совершении исполнительных действий судебный пристав-исполнитель не вправе игнорировать принципы исполнительного производства, установленные статьей 4 поименованного закона: принципы законности, уважения чести и достоинства гражданина, неприкосновенности минимума имущества, необходимого для существования должника-гражданина и членов его семьи.

 

Поскольку положения части 2 статьи 99 Закона об исполнительном производстве предусматривают лишь максимально возможный размер удержания из заработной платы и иных доходов должника, судебный пристав-исполнитель вправе устанавливать такой размер удержания, который бы учитывал материальное положение должника.

 

Следовательно, судебный пристав-исполнитель, получив ходатайство административных истцов, являющихся в исполнительном производстве должниками, обязан был проверить их материальное положение.

 

Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно высказывал правовую позицию, согласно которой, в случае, если пенсия является для должника-гражданина единственным источником существования, необходимость обеспечения баланса интересов кредитора и должника-гражданина требует защиты прав последнего путем сохранения для него и лиц, находящихся на его иждивении, необходимого уровня существования, с тем чтобы не оставить их за пределами социальной жизни. По смыслу частей 2 и 4 статьи 99 Закона об исполнительном производстве конкретный размер удержания из заработной платы и иных доходов должника при исполнении исполнительного документа подлежит исчислению с учетом всех обстоятельств дела, при неукоснительном соблюдении таких принципов исполнительного производства как уважение чести и достоинства гражданина и неприкосновенности минимума имущества, необходимого для существования должника-гражданина и членов его семьи (постановление от 12 июля 2007 г. № 10-П и определения от 13 октября 2009 г. № 1325-О-О, от 15 июля 2010 г. № 1064-О-О, от 22 марта 2011 г. № 350-О-О, от 17 января 2012 г. № 14-О-О и от 24 июня 2014 г. № 1560-О).

 

Таким образом, при определении размера удержания из пенсии должника-гражданина, являющейся для него единственным источником существования, судебному приставу-исполнителю надлежит учитывать в числе прочего размер этой пенсии, чтобы обеспечить самому должнику и лицам, находящимся на его иждивении, условия, необходимые для их нормального существования и реализацию его социально-экономических прав. При этом необходимо сочетание двух основополагающих положений - конституционного принципа исполняемости судебных решений и установления пределов возможного взыскания, не затрагивающего основное содержание прав должника, в частности, с тем чтобы сохранить должнику-гражданину необходимый уровень существования.

 

Суды первой и апелляционной инстанций при рассмотрении настоящего дела, делая вывод о законности действий судебных приставов-исполнителей, не исследовали обстоятельства, на которые ссылались административные истцы, не проверили, является ли пенсия их единственным источником существования и после удержания платежей обеспечены ли должникам условия, необходимые для их нормального существования.

 

Если суды при рассмотрении дела не исследуют его фактические обстоятельства по существу, ограничиваясь установлением формальных условий применения нормы, право на судебную защиту, как неоднократно констатировал Конституционный Суд Российской Федерации, оказывается существенно ущемленным (постановления от 6 июня 1995 г. № 7-П, от 13 июня 1996 г. № 14-П, от 28 октября 1999 г. № 14-П, от 22 ноября 2000 г. № 14-П, от 14 июля 2003 г. № 12-П, от 12 июля 2007 г. № 10-П, определение от 5 марта 2004 г. № 82-О).

 

Суд первой инстанции указал на пропуск С.В.Л. и С.Л.А. без уважительных причин установленного частью 3 статьи 219 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации и статьей 122 Закона об исполнительном производстве срока, как самостоятельное основание для отказа в удовлетворении административного иска.

 

Судебная коллегия считает этот вывод суда неправильным, так как он не соответствует материалам дела.

 

В силу прямого указания, содержащегося в частях 5 и 7 статьи 219 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, суд обязан выяснить в предварительном судебном заседании или судебном заседании причины пропуска установленного срока обращения, поскольку он восстанавливается в случае установления уважительных причин этого.

 

Между тем приведенные требования процессуального закона судом первой инстанции не выполнены, причины пропуска срока обращения в суд не выяснялись, поскольку дело рассмотрено в отсутствие административных истцов.

 

При таком положении состоявшиеся по делу судебные акты нельзя признать законными.

 

Судебная коллегия, установив, что допущенные нарушения норм материального и процессуального права являются существенными, повлекли принятие незаконных судебных постановлений, без отмены которых невозможны восстановление и защита прав и законных интересов Салтанова В.Л. и Салтановой Л.А., считает необходимым отменить решение суда первой инстанции и апелляционное определение суда второй инстанции и направить дело в Кировский районный суд г. Екатеринбурга на новое рассмотрение.

Новости
Требования о восстановлении срока принятия наследства и признании наследника принявшим наследство Из Определения Судебной коллегии ...
Установления факта принятия наследства по делу о взыскании с наследников долгов наследодателя по кредитным договорам Из Определения...
Основания для отступления от начала равенства долей супругов при разделе совместно нажитого имущества Из Определения Судебной колле...