• +7 (903) 553-34-23
  • +7 (495) 790-77-37

Установление факта принятия наследства

опубликовано: 05-04-2019

Требование об установлении факта принятия наследства и требование о восстановлении срока принятия наследства носят взаимоисключающий характер, оснований для выхода за пределы заявленных исковых требований у суда не имелось

 

Из Определения Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 27.11.2018 № 50-КГ18-22

 

В соответствии с пунктом 1 статьи 1152 Гражданского кодекса Российской Федерации для приобретения наследства наследник должен его принять.

 

Согласно пункту 2 статьи 1153 Гражданского кодекса Российской Федерации признается, пока не доказано иное, что наследник принял наследство, если он совершил действия, свидетельствующие о фактическом принятии наследства, в частности если наследник: вступил во владение или в управление наследственным имуществом; принял меры по сохранению наследственного имущества, защите его от посягательств или притязаний третьих лиц; произвел за свой счет расходы на содержание наследственного имущества; оплатил за свой счет долги наследодателя или получил от третьих лиц причитавшиеся наследодателю денежные средства.

 

Согласно абзацу первому пункта 1 статьи 1155 Гражданского кодекса Российской Федерации по заявлению наследника, пропустившего срок, установленный для принятия наследства (статья 1154 ГК РФ), суд может восстановить этот срок и признать наследника принявшим наследство, если наследник не знал и не должен был знать об открытии наследства или пропустил этот срок по другим уважительным причинам и при условии, что наследник, пропустивший срок, установленный для принятия наследства, обратился в суд в течение шести месяцев после того, как причины пропуска этого срока отпали.

 

Между тем судом апелляционной инстанции неправильно применены к спорным правоотношениям положения пункта 1 статьи 1155 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку истец С.И.Н. не заявляла требований о восстановлении срока, а просила об установлении факта принятия наследства со ссылкой на пункт 2 статьи 1153 Гражданского кодекса Российской Федерации.

 

Неправильное применение судом к спорным правоотношениям нормы материального права привело к неправильному разрешению заявленного спора.

 

В соответствии с частью 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учетом особенностей, предусмотренных главой 39 названного кодекса.

 

Согласно разъяснениям, приведенным в пункте 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции», по смыслу статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию в пределах доводов апелляционных жалобы, представления и в рамках тех требований, которые уже были предметом рассмотрения в суде первой инстанции.

 

Гражданское процессуальное законодательство устанавливает, что в исковом заявлении должно быть указано требование истца к ответчику и обстоятельства, на которых истец основывает свое требование (статьи 131, 151 ГПК РФ). В связи с этим предметом иска является то конкретное материально-правовое требование, которое истец предъявляет к ответчику и относительно которого суд должен вынести решение по делу.

 

В соответствии с частью 1 статьи 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации истец вправе изменить основание или предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований либо отказаться от иска.

 

Таким образом, право определения предмета иска и способа защиты гражданских прав принадлежит только истцу, в связи с чем исходя из заявленных требований все иные формулировки и толкование данного требования судом, а не истцом означают фактически выход за пределы заявленного истцом к ответчику требования.

 

С.И.Н. требования о восстановлении срока для принятия наследства не заявлялось, истец указывала, что срок ею не пропущен, поскольку она фактически приняла наследство после смерти А.В.Ф., умершей 19 марта 2016 г., между тем суд апелляционной инстанции восстановил срок для принятия наследства. Кроме того, суд апелляционной инстанции не учел, что требование об установлении факта принятия наследства и требование о восстановлении срока принятия наследства носят взаимоисключающий характер.

 

В части 3 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации отражен один из важнейших принципов гражданского процесса - принцип диспозитивности, согласно которому суд принимает решение по заявленным исковым требованиям.

 

В пункте 5 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении» обращено внимание судов на то, что выйти за пределы заявленных требований (разрешить требование, которое не заявлено, удовлетворить требование истца в большем размере, чем оно было заявлено) суд имеет право лишь в случаях, прямо предусмотренных федеральными законами.

 

Вместе с тем таких оснований для выхода за пределы заявленных исковых требований у суда апелляционной инстанции не имелось.

 

Таким образом, суд апелляционной инстанции в нарушение указанных выше норм гражданского процессуального законодательства и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по их применению вышел за пределы заявленных исковых требований и принял решение по требованиям, которые истцом не заявлялись.

 

С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судом апелляционной инстанций нарушения норм материального и процессуального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, в связи с чем апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Омского областного суда от 6 сентября 2017 г. в части продления срока принятия наследства нельзя признать законным, оно в указанной части подлежит отмене.

 

В связи с этим подлежат отмене решение Калачинского городского суда Омской области от 13 июня 2017 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Омского областного суда от 6 сентября 2017 г. в части признания недействительными свидетельств о праве на наследство по закону, признания за С.И.Н. права собственности на 1/4 доли наследственного имущества с принятием в указанной части нового решения об отказе в иске, поскольку указанные требования являются производными от требования об установлении факта принятия наследства, в удовлетворении которого судом апелляционной инстанции обоснованно отказано.

 

В остальной части судебные постановления подлежат оставлению без изменения, поскольку выводы судов соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на правильном применении норм материального права.

Новости
Требования о восстановлении срока принятия наследства и признании наследника принявшим наследство Из Определения Судебной коллегии ...
Установления факта принятия наследства по делу о взыскании с наследников долгов наследодателя по кредитным договорам Из Определения...
Основания для отступления от начала равенства долей супругов при разделе совместно нажитого имущества Из Определения Судебной колле...