• +7 (903) 553-34-23
  • +7 (495) 790-77-37

Доходы на которые не может быть обращено взыскание

опубликовано: 09-03-2022

На ежемесячные денежные выплаты как ветерану боевых действий в соответствии с законом не может быть обращено взыскание

 

Из Определения Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2020 № 47-КГ19-14, 2-217/2019

 

В силу части 2 статьи 119 Закона об исполнительном производстве заинтересованные лица вправе обратиться в суд с иском о возмещении убытков, причиненных им в результате совершения исполнительных действий и (или) применения мер принудительного исполнения.

 

В соответствии со статьей 16 Гражданского кодекса Российской Федерации убытки, причиненные гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, в том числе издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежат возмещению Российской Федерацией, соответствующим субъектом Российской Федерации или муниципальным образованием.

 

Согласно статье 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

 

В обоснование незаконности действий судебного пристава-исполнителя, повлекших причинение убытков, истец ссылался на то, что в нарушение запрета обращено взыскание на ежемесячные денежные выплаты, перечисляемые ему как ветерану боевых действий.

 

В статье 101 Закона об исполнительном производстве закреплен перечень видов доходов, на которые не может быть обращено взыскание.

 

К числу таких доходов в силу пункта 6 части 1 данной статьи относятся ежемесячные денежные выплаты и (или) ежегодные денежные выплаты, начисляемые в соответствии с законодательством Российской Федерации отдельным категориям граждан (компенсация проезда, приобретения лекарств и другое).

 

Как установлено судом и следует из материалов дела, Р.В.Б. относится к числу ветеранов боевых действий, перечисленных в подпунктах 1 - 4 пункта 1 статьи 3 Федерального закона от 12 января 1995 г. № 5-ФЗ "О ветеранах" (далее - Закон о ветеранах).

 

Согласно подпункту 3 пункта 1 статьи 23.1 Закона о ветеранах ветераны боевых действий из числа лиц, указанных в подпунктах 1 - 4 пункта 1 статьи 3 названного закона, имеют право на ежемесячную денежную выплату.

 

Конституционный Суд Российской Федерации в пункте 2.2 постановления от 13 апреля 2016 г. № 11-П указал, что данная ежемесячная денежная выплата представляет собой неотъемлемую составляющую социальной поддержки ветеранов и членов их семей, по своей правовой природе она направлена на восполнение потерь для граждан, ранее являвшихся получателями натуральных льгот и гарантий, и, таким образом, на обеспечение гарантирования стабильности их юридического статуса (определения от 27 декабря 2005 г. № 502-О и от 13 октября 2009 г. № 1125-О-О).

 

По способу финансирования и своему предназначению в системе социальной защиты данная выплата не может рассматриваться как принципиально отличающаяся от иных мер социальной поддержки, предоставляемых ветеранам боевых действий.

 

Таким образом, законом установлен запрет на обращение взыскания по исполнительным документам на такой вид дохода, как ежемесячная денежная выплата ветеранам боевых действий.

 

Суд первой инстанции, соглашаясь с доводами истца о том, что ежемесячные денежные выплаты ветеранам боевых действий относятся к числу тех доходов, на которые не может быть обращено взыскание, при этом указал, что в настоящем деле обращение взыскания имело место в отношении накопительных денежных средств, размещенных на банковском счете (вкладе), а не в отношении перечисляемых истцу социальных выплат.

 

Однако зачисление ежемесячной денежной выплаты, установленной для ветеранов боевых действий, на банковский счет Р.В.Б. и последующее накопление денежных средств за счет данных выплат не изменяют их характера и назначения в качестве меры социальной поддержки, гарантированной государством.

 

Суд первой инстанции также пришел к выводу о том, что Р.В.Б. нарушил часть 7 статьи 69 Закона об исполнительном производстве, поскольку предоставил судебному приставу-исполнителю сведения о том, что на его счет в банке зачисляется ежемесячная денежная выплата, установленная ветеранам боевых действий, лишь в марте 2018 г.

 

Как установлено судами, исполнительное производство в отношении Реште В.Б. возбуждено 12 марта 2012 г., а постановление об обращении взыскания на денежные средства должника вынесено судебным приставом-исполнителем 28 апреля 2012 г.

 

Между тем дополнение к части 7 статьи 69 Закона об исполнительном производстве, предусматривающее обязанность должника по требованию судебного пристава-исполнителя представить документы, подтверждающие наличие у него доходов, на которые не может быть обращено взыскание по исполнительным документам, введено в действие Федеральным законом от 8 марта 2015 г. № 57-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации".

 

Таким образом, часть 7 статьи 69 Закона об исполнительном производстве в редакции Федерального закона № 57-ФЗ не могла быть применена судом первой инстанции при разрешении настоящего спора в части.

 

В свою очередь, редакция Закона об исполнительном производстве, действовавшая на момент возбуждения исполнительного производства и вынесения постановления об обращении взыскания на денежные средства должника, не предусматривала обязанности должника по представлению документов, подтверждающих наличие у него доходов, на которые не может быть обращено взыскание по исполнительным документам.

 

В соответствии с пунктами 2 и 16 части 1 статьи 64 Закона об исполнительном производстве в процессе исполнения требований исполнительных документов судебный пристав-исполнитель вправе запрашивать необходимые сведения, в том числе персональные данные, у физических лиц, организаций и органов, находящихся на территории Российской Федерации, а также на территориях иностранных государств, в порядке, установленном международным договором Российской Федерации, получать от них объяснения, информацию, справки, а также проводить проверку правильности удержания и перечисления денежных средств по судебному акту, акту другого органа или должностного лица по заявлению взыскателя или по собственной инициативе.

 

Согласно части 9 статьи 69 Закона об исполнительном производстве у налоговых органов, банков и иных кредитных организаций могут быть запрошены сведения о наименовании и местонахождении банков и иных кредитных организаций, в которых открыты счета должника, о номерах расчетных счетов, количестве и движении денежных средств в рублях и иностранной валюте.

 

В соответствии с абзацем вторым пункта 2 статьи 12 Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 118-ФЗ "О судебных приставах" (в настоящее время наименование закона изложено в другой редакции - "Об органах принудительного исполнения Российской Федерации") судебный пристав-исполнитель имеет право получать при совершении исполнительных действий необходимую информацию, в том числе персональные данные, объяснения и справки.

 

Информация, в том числе персональные данные, в объеме, необходимом для исполнения судебным приставом служебных обязанностей в соответствии с законодательством Российской Федерации об исполнительном производстве, предоставляется по требованию судебного пристава в виде справок, документов и их копий безвозмездно и в установленный им срок (пункт 2 статьи 14 Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 118-ФЗ "О судебных приставах").

 

Из приведенных норм права следует, что судебные приставы-исполнители вправе безвозмездно получать сведения о счетах должников в банках и иных кредитных организациях, а также о назначении поступающих на данные счета денежных средств.

 

Действия судебного пристава-исполнителя по обращению взыскания на ежемесячные денежные выплаты ветерану боевых действий в нарушение запрета, установленного статьей 101 Закона об исполнительном производстве, являются неправомерными.

 

Учитывая отсутствие на момент вынесения судебным приставом-исполнителем постановлений норм права, возлагающих на должника обязанность сообщить сведения о наличии у него доходов, на которые не может быть обращено взыскание, само по себе несвоевременное сообщение истцом указанных сведений не может служить безусловным основанием для освобождения службы судебных приставов от ответственности за совершение действий, которые императивно запрещены действующим законодательством, регламентирующим процедуру исполнительного производства.

 

Кроме того, основан на ошибочном толковании положений статьи 70 Закона об исполнительном производстве вывод суда апелляционной инстанции о том, что в целях проверки правильности удержания и перечисления денежных средств именно банк должен был убедиться в назначении денежных средств на счете.

 

Взыскатель обладает правом получить присужденные ему денежные средства посредством предъявления исполнительного документа в Федеральную службу судебных приставов и ее территориальные органы (часть 1 статьи 5 Закона об исполнительном производстве) или путем направления исполнительного документа непосредственно в банк или иную кредитную организацию, осуществляющую обслуживание счетов должника (часть 1 статьи 8 Закона об исполнительном производстве).

 

Поскольку исполнительный лист от 3 ноября 2011 г., выданный по делу № 2-5054/11 в отношении Р.В.Б. Ленинским районный судом г. Оренбурга, был предъявлен взыскателем на принудительное исполнение в службу судебных приставов, то в данном случае обязанность по выяснению назначения поступающих денежных средств в целях соблюдения требований статьи 101 Закона об исполнительном производстве лежала именно на судебном приставе-исполнителе.

 

Часть 8 статьи 70 Закона об исполнительном производстве, действовавшая на момент вынесения постановления об обращении взыскания на денежные средства, допускала возможность неисполнения банком постановления судебного пристава-исполнителя только в определенных данной нормой случаях, к числу которых проверка денежных средств на предмет их отнесения к доходам, на которые не может быть обращено взыскание, не относилась.

 

Такое право предоставлено банку в связи с вступлением 1 июля 2014 г. в законную силу изменений, внесенных в часть 8 статьи 70 Закона об исполнительном производстве Федеральным законом от 21 декабря 2013 г. № 379-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (пункт 2 статьи 14 и пункт 1 статьи 21 Федерального закона от 21 декабря 2013 г. № 379-ФЗ).

 

Между тем принудительное списание денежных средств, получаемых Р.В.Б. как ветераном боевых действий, началось с мая 2012 г. и продолжалось по март 2018 г.

 

Однако указанное обстоятельство при разрешении спора не было учтено, вследствие этого судебные инстанции неправомерно применили ко всему периоду взыскания положения закона, введенного в действие только с 1 июля 2014 г.

 

Являются ошибочными выводы судов первой и апелляционной инстанций о том, что удержанные с его банковского счета денежные средства направлены на погашение его долга по исполнительному производству, а потому не являются убытком, причиненным вследствие неправомерных действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя, поскольку в силу прямого указания закона на ежемесячные денежные выплаты не могло быть обращено взыскание в счет погашения задолженности по исполнительному документу, а следовательно, они могли быть использованы истцом по собственному усмотрению.

 

Допущенные судами нарушения норм права являются существенными и непреодолимыми, в связи с чем могут быть исправлены только посредством отмены судебных постановлений.

 

Учитывая, что повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию в пределах доводов апелляционных жалобы, представления и в рамках тех требований, которые уже были предметом рассмотрения в суде первой инстанции (пункт 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. № 13 "О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции"), а также принимая во внимание необходимость соблюдения разумных сроков судопроизводства (статья 6.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации считает необходимым отменить апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Оренбургского областного суда от 25 апреля 2019 г. и направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Новости
Сниженная стоимость юридических услуг по отдельным категориям дел В стоимость ведения дела в суде входит полное юридическое сопрово...
На ежемесячные денежные выплаты как ветерану боевых действий в соответствии с законом не может быть обращено взыскание Из Определен...
О практике рассмотрения судами гражданского иска по уголовному делу Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 13.10.2020 № 23 Ко...