• +7 (903) 553-34-23
  • +7 (495) 790-77-37

Снятие с регистрационного учета

опубликовано: 15-11-2016

Спор о признании бывшего члена семьи нанимателя жилого помещения утратившим право пользования жилым помещением по договору социального найма

 

Из Определения Верховного Суда РФ от 03.11.2015 № 78-КГ15-34

 

В соответствии со статьей 71 Жилищного кодекса Российской Федерации при временном отсутствии нанимателя жилого помещения и (или) членов его семьи, включая бывших членов семьи, за ними сохраняются все права и обязанности по договору социального найма жилого помещения.

 

Согласно части 3 статьи 83 Жилищного кодекса Российской Федерации в случае выезда нанимателя и членов его семьи в другое место жительства договор социального найма жилого помещения считается расторгнутым со дня выезда.

 

Если отсутствие в жилом помещении нанимателя и (или) членов его семьи не носит временного характера, то заинтересованные лица (наймодатель, наниматель, члены семьи нанимателя) вправе потребовать в судебном порядке признания их утратившими право на жилое помещение на основании части 3 статьи 83 Жилищного кодекса Российской Федерации в связи с выездом в другое место жительства и расторжения тем самым договора социального найма.

 

Разъяснения по применению части 3 статьи 83 Жилищного кодекса Российской Федерации даны в пункте 32 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 г. № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации», где, в частности, разъяснено следующее.

 

Разрешая спор о признании нанимателя, члена семьи нанимателя или бывшего члена семьи нанимателя жилого помещения утратившими право пользования жилым помещением по договору социального найма вследствие их постоянного отсутствия в жилом помещении по причине выезда из него, суду надлежит выяснять: по какой причине и как долго ответчик отсутствует в жилом помещении, носит ли его выезд из жилого помещения вынужденный характер (конфликтные отношения в семье, расторжение брака) или добровольный, временный (работа, обучение, лечение и т.п.) или постоянный характер (вывез свои вещи, переехал в другой населенный пункт, вступил в новый брак и проживает с новой семьей в другом жилом помещении и т.п.), не чинились ли ему препятствия в пользовании жилым помещении со стороны других лиц, проживающих в нем, приобрел ли ответчик право пользования другим жилым помещением в новом месте жительства, исполняет ли он обязанности по договору по оплате жилого помещения и коммунальных услуг и др.

 

При установлении судом обстоятельств, свидетельствующих о добровольном выезде ответчика из жилого помещения в другое место жительства и об отсутствии препятствий в пользовании жилым помещением, а также его отказе в одностороннем порядке от прав и обязанностей по договору социального найма, иск о признании его утратившим право на жилое помещение подлежит удовлетворению на основании части 3 статьи 83 Жилищного кодекса Российской Федерации в связи с расторжением ответчиком в отношении себя договора социального найма.

 

Отсутствие же у гражданина, добровольно выехавшего из спорного жилого помещения в другое место жительства, в новом месте жительства права пользования жилым помещением по договору социального найма или права собственности на иное жилое помещение само по себе не может являться основанием для признания отсутствия этого гражданина в спорном жилом помещении временным, поскольку согласно части 2 статьи 1 Жилищного кодекса Российской Федерации граждане по своему усмотрению и в своих интересах осуществляют принадлежащие им жилищные права. Намерение гражданина отказаться от пользования жилым помещением по договору социального найма может подтверждаться различными доказательствами, в том числе и определенными действиями, в совокупности свидетельствующими о таком волеизъявлении гражданина как стороны в договоре найма жилого помещения.

 

Приведенные обстоятельства применительно к настоящему делу судом устанавливались, но не получили его надлежащей оценки при разрешении спора, что является следствием неправильного применения судом к отношениям сторон положений части 3 статьи 83 Жилищного кодекса Российской Федерации.

 

Так, судом установлено, что 11 июня 1982 г. Л.Ю.С. выдан ордер на право занятия комнаты площадью 19,20 кв. м в 7-комнатной коммунальной квартире, находящейся по адресу: <...>, <...> (л.д. 9).

 

30 ноября 1984 г. Л.Ю.С. зарегистрирован в квартире по указанному адресу (л.д. 10).

 

22 марта 1986 г. между Л.Ю.С. и Р.О.В. зарегистрирован брак, после чего 11 мая 1986 г. ответчик зарегистрировал на спорной жилой площади Р.О.В., в том числе 13 января 1987 г. несовершеннолетнюю дочь Р.Е.С. <...> года рождения, а также несовершеннолетнего сына К.Р.С., <...> года рождения (л.д. 10).

 

Решением Смольнинского районного суда Санкт-Петербурга от 24 октября 1988 г. брак между Р.О.В. и Л.Ю.С расторгнут (л.д. 98).

 

В 1988 году Л.Ю.С. выехал из спорного жилого помещения, личных вещей в нем не имеет, что подтверждается актами комиссии ТСЖ «Бассейного товарищества квартирохозяев» от 12 августа 2014 г., 16 октября 2014 г. (л.д. 14, 99).

 

В данном деле судом был установлен факт выезда в 1988 году ответчика из спорного жилого помещения, находящегося по адресу: <...>, а также факт того, что с этого времени Л.Ю.С. в нем не проживал и хозяйство не вел. Каких-либо данных, свидетельствующих о вынужденном характере выезда Л.Ю.С. из спорной комнаты, чинении ему препятствий в проживании в жилом помещении со стороны истцов, лишении Л.Ю.С. их действиями возможности пользоваться жилым помещением, в материалах дела не имеется. Каких-либо сведений, подтверждающих попытки Л.Ю.С. вселиться в спорное жилое помещение, а также об оплате расходов по его содержанию, материалы дела также не содержат.

 

Приведенные обстоятельства свидетельствуют о том, что у суда не имелось оснований для применения к возникшим отношениям статьи 71 Жилищного кодекса Российской Федерации, в силу которой временное отсутствие нанимателя жилого помещения по договору социального найма, кого-либо из проживающих совместно с ним членов его семьи или всех этих граждан не влечет изменение их прав и обязанностей по договору социального найма.

 

При вынесении решения об отказе в удовлетворении иска о признании Л.Ю.С. утратившим право пользования жилым помещением суд не учел, что ответчик добровольно 26 лет назад выехал из спорной комнаты, в которой сохраняет лишь регистрацию, на момент разрешения спора в суде проживает со своей матерью Л.С.В., которая вышеуказанные обстоятельства не отрицала в судебном заседании (л.д. 109).

 

Разрешая спор по существу, суд не принял во внимание названные выше юридически значимые обстоятельства с учетом подлежащих применению к отношениям сторон норм материального права (часть 3 статьи 83 Жилищного кодекса Российской Федерации), а также разъяснений, данных в пункте 32 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 г. № 14. Суд, процитировав указанные разъяснения в решении, не применил их при разрешении спора.

 

Кроме того, при отказе в иске суд сослался на то, что распад семьи, сложившиеся между бывшими супругами отношения, наличие у Р.О.В. новой семьи являются уважительными причинами непроживания ответчика в спорной комнате, в связи с чем непроживание в ней Л.Ю.С. носит вынужденный и временный характер.

 

Между тем само по себе расторжение брака между Р.О.В. и Л.Ю.С. в 1988 году, на что ссылался суд в обоснование отказа в удовлетворении иска о признании Л.Ю.С. утратившим право пользования жилым помещением, не свидетельствует о вынужденном характере непроживания Л.Ю.С. в жилом помещении.

 

Судебная коллегия полагает, что исходя из положений части 3 статьи 83 Жилищного кодекса Российской Федерации и разъяснений, данных в пункте 32 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 г. № 14, добровольный выезд ответчика Л.Ю.С. из спорного жилого помещения в другое место жительства, как и другие названные выше обстоятельства, имеющие значение для дела, дает основание для вывода об отказе ответчика в одностороннем порядке от прав и обязанностей по договору социального найма данного жилого помещения, а значит, и о расторжении им в отношении себя указанного договора и утрате права на жилое помещение. О расторжении договора социального найма жилого помещения ответчиком свидетельствует и прекращение исполнения им с момента выезда обязательств по договору социального найма (неоплата жилого помещения и коммунальных услуг).

 

В связи с этим выводы судов первой и апелляционной инстанций о временном и вынужденном отсутствии ответчика в спорном жилом помещении в течение 26 лет Судебная коллегия признает неправомерными и свидетельствующими об ошибочном толковании статьи 71, части 3 статьи 83 Жилищного кодекса Российской Федерации.

 

При таких обстоятельствах Судебная коллегия находит, что допущенные судами первой и апелляционной инстанций нарушения норм материального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителей, в связи с чем судебные постановления подлежат отмене.

 

Поскольку по делу установлены обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения спора, однако судами допущена ошибка в применении норм материального закона, Судебная коллегия полагает возможным, не передавая дело на новое рассмотрение, принять по делу новое решение, которым исковые требования Р.О.В., Р.Е.Ю., К.Р.Ю. к Л.Ю.С. удовлетворить.

Новости
При причинении вреда несовершеннолетнему на территории образовательного учреждения, к участию в деле в качестве соответчика должно быть...
Раздел бизнеса индивидуальной предпринимательской деятельности, как совместно нажитого имущества супругов Из Определения Судебной к...
Нотариально удостоверенное согласие супруга при заключении договора займа Из Определения Судебной коллегии по гражданским делам Вер...