• +7 (903) 553-34-23
  • +7 (495) 790-77-37

Утверждение о фактах или оценочное суждение

опубликовано: 15-08-2017

При рассмотрении дел о защите чести и достоинства юридически значимыми, подлежащими установлению, являются, в частности, обстоятельства того, распространялась ли информация через средства массовой информации, а также является ли эта информация утверждением о фактах либо оценочным суждением, мнением, убеждением

 

Из Определения Верховного Суда РФ от 07.06.2016 № 50-КГ16-6

 

Статьей 17 Конституции Российской Федерации установлено, что в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации (часть 1). Осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц (часть 2).

 

В соответствии со статьей 23 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на защиту своей чести и доброго имени (часть 1).

 

Статьей 29 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется свобода мысли и слова, а также свобода массовой информации (часть 1). Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом (часть 4).

 

Согласно пункту 1 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности.

 

Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 февраля 2005 г. № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» разъяснено, что, принимая во внимание приведенные выше конституционные положения, суды при разрешении споров о защите чести, достоинства и деловой репутации должны обеспечивать равновесие между правом граждан на защиту чести, достоинства, а также деловой репутации, с одной стороны, и иными гарантированными Конституцией Российской Федерации правами и свободами - свободой мысли, слова, массовой информации, правом свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом, правом на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, правом на обращение в государственные органы и органы местного самоуправления (статьи 23, 29, 33 Конституции Российской Федерации), с другой (пункт 1).

 

По делам данной категории обстоятельствами, имеющими в силу статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации значение для дела, которые должны быть определены судьей при принятии искового заявления и подготовке дела к судебному разбирательству, а также в ходе судебного разбирательства, являются: факт распространения ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности. Не соответствующими действительности сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения. Не могут рассматриваться как не соответствующие действительности сведения, содержащиеся в судебных решениях и приговорах, постановлениях органов предварительного следствия и других процессуальных или иных официальных документах, для обжалования и оспаривания которых предусмотрен иной установленный законами судебный порядок.

 

Порочащими, в частности, являются сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина либо юридического лица (пункт 7).

 

В соответствии со статьей 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и статьей 29 Конституции Российской Федерации, гарантирующими каждому право на свободу мысли и слова, а также на свободу массовой информации, позицией Европейского Суда по правам человека при рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации следует различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности. Если субъективное мнение было высказано в оскорбительной форме, унижающей честь, достоинство или деловую репутацию истца, на ответчика может быть возложена обязанность компенсации морального вреда, причиненного истцу оскорблением (пункт 9).

 

Кроме того, в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2010 г. № 16 «О практике применения судами Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» разъяснено, что, выясняя вопрос о том, имеет ли место злоупотребление свободой массовой информации, суду следует учитывать не только использованные в статье, теле- или радиопрограмме слова и выражения (формулировки), но и контекст, в котором они были сделаны (в частности, каковы цель, жанр и стиль статьи, программы либо их соответствующей части, можно ли расценивать их как выражение мнения в сфере политических дискуссий или как привлечение внимания к обсуждению общественно значимых вопросов, основаны ли статья, программа или материал на интервью и каково отношение интервьюера и (или) представителей редакции средства массовой информации к высказанным мнениям, суждениям, утверждениям), а также учитывать общественно-политическую обстановку в стране в целом или в отдельной ее части, в зависимости от региона распространения данного средства массовой информации (пункт 28).

 

Разрешая вопрос о наличии оснований для освобождения от ответственности редакции, главного редактора, журналиста за распространение сведений, ущемляющих права и законные интересы граждан либо представляющих собой злоупотребление свободой массовой информации и (или) правами журналиста, необходимо иметь в виду, что в статье 57 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» предусмотрен исчерпывающий перечень обстоятельств, которые освобождают редакцию, главного редактора, журналиста от обязанности проверять достоверность сообщаемой ими информации и, следовательно, от ответственности за распространение сведений (пункт 23).

 

Периодическое распространение массовой информации может осуществляться через телекоммуникационные сети (информационно-телекоммуникационные сети), в том числе через сеть Интернет. При рассмотрении дел о распространении массовой информации через такие сети судам необходимо учитывать следующее.

 

Лица, допустившие нарушения законодательства при распространении массовой информации через сайты в сети Интернет, не зарегистрированные в качестве средств массовой информации, несут уголовную, административную, гражданско-правовую и иную ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации без учета особенностей, предусмотренных законодательством о средствах массовой информации (пункт 6).

 

Таким образом, при рассмотрении дел о защите чести и достоинства юридически значимыми, подлежащими установлению, являются, в частности, обстоятельства того, распространялась ли информация через средства массовой информации, а также является ли эта информация утверждением о фактах либо оценочным суждением, мнением, убеждением.

 

Следовательно, по настоящему делу суду надлежало установить, являлись ли выражения в статье утверждениями о фактах либо высказывания ответчика представляли собой выражение его субъективного мнения.

 

Согласно части 1 статьи 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации решение суда должно быть законным и обоснованным.

 

В соответствии с частью 4 статьи 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в мотивировочной части решения суда должны быть указаны обстоятельства дела, установленные судом; доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах; доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства; законы, которыми руководствовался суд.

 

В постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении» разъяснено, что решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 - 61, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов (пункт 3).

 

Исходя из того, что решение является актом правосудия, окончательно разрешающим дело, его резолютивная часть должна содержать исчерпывающие выводы, вытекающие из установленных в мотивировочной части фактических обстоятельств (пункт 11).

 

В силу части 1 статьи 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу. Проведение экспертизы может быть поручено судебно-экспертному учреждению, конкретному эксперту или нескольким экспертам.

 

Возражая против иска, а также обжалуя решение суда в апелляционном порядке, ООО «С…..» ссылалось на то, что использование в тексте выражений «удивительным образом», «проливают свет», «впрочем», «похоже», «поговаривают», «вероятно», «они могли быть», «как можно иначе назвать», «по версии», «могут лечь в основу», «хотя такое на самом деле вряд ли возможно» и т.п., свидетельствует о наличии в тексте не утверждения о фактах, а предположений, субъективных оценочных суждений автора, которые не могли быть проверены на соответствие их действительности.

 

Кроме того, по мнению ответчика, статья соответствует действительности в том смысле, в каком в ней изложены сведения о предъявленном З.Г.Н. обвинении, содержащиеся в обвинительном заключении.

 

Между тем в нарушение приведенных норм материального и процессуального права, разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации в решении суда не дано никакой оценки этим доводам и возражениям. В мотивировочной части решения суда не указано, на основании чего суд пришел к выводу о том, что оспариваемые положения статьи являются утверждениями о фактах, и вследствие чего суд отвергает доводы ответчика.

 

Решение не содержит собственных суждений суда на этот счет, вопрос о назначении лингвистической экспертизы судом на обсуждение не выносился.

 

Суд апелляционной инстанции, указав, что могут быть проверены на соответствие действительности также и оценочные суждения, имеющие под собой какую-либо фактическую основу, данное нарушение по существу не устранил, не указал, какие приведенные в статье факты он имел в виду. При этом в качестве «ключевых» высказываний судом апелляционной инстанции приведены выражения «ускользал от наказания», «наказания удалось избежать», «некое покровительство».

 

Судами первой и апелляционной инстанций не дано никакой оценки доводам ответчика о том, что в статье содержались сведения только лишь о предъявленном истцу обвинении и о состоявшихся судебных постановлениях, а не о фактически совершенных истцом поступках.

 

Между тем в совокупность признанных судом недействительными сведений включены, в частности, такие выражения, как «впрочем в тот раз наказания удалось избежать, однако выпутаться в нынешнем деле, похоже, будет гораздо сложнее», «по версии правоохранительных органов, именно туда выводились финансовые средства в ходе фиктивного банкротства», «однако стоит отметить одно совпадение - в прошлом Звягинцеву удавалось добиваться выгодных для себя решений именно в апелляциях в облсуде».

 

Указание судебных инстанций на то, что данные выражения в контексте статьи имеют характер не соответствующих действительности сведений, в судебных постановлениях ничем не обосновано.

 

Согласно части 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учетом особенностей, предусмотренных главой 39 данного кодекса.

 

Повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию (пункт 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июля 2012 г. № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции»).

 

Названные выше требования закона и указания Пленума Верховного Суда Российской Федерации судом апелляционной инстанции при рассмотрении настоящего дела выполнены не были.

 

С учетом изложенного, а также принимая во внимание необходимость соблюдения разумных сроков судопроизводства (статья 6.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит нужным отменить апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Омского областного суда от 24 сентября 2015 г. с направлением дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Новости
Требования о восстановлении срока принятия наследства и признании наследника принявшим наследство Из Определения Судебной коллегии ...
Установления факта принятия наследства по делу о взыскании с наследников долгов наследодателя по кредитным договорам Из Определения...
Основания для отступления от начала равенства долей супругов при разделе совместно нажитого имущества Из Определения Судебной колле...